| Главная | Рубрики | Информация о центре | Ссылки |                                                                                                                  Регистрация | Вход

 

Стрельцов Е.Л.

К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНЫХ ДЕТЕРМИНАНТАХ ОТМЫВАНИЯ ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ НЕЗАКОННЫМ ПУТЁМ

 Актуальні проблеми політики / Збірник наукових праць. – Одеса, 2004, №21, с.292-298.

События, порой трагические, которые в последнее время происходят в мире в определенном политико-географическом регионе или отдельной стране, еще раз подчеркивают известное правило о том, что любое общественное устройство несовершенно, оно имеет свои противоречия и не может, по различным причинам, в полной мере удовлетворить социально-экономические и иные запросы всех социальных слоев и групп. Это, в свою очередь, может способствовать существованию различных процессов и явлений, в том числе и негативных, появлению новых, “реанимации” прежних и т. п. В связи с этим современные политологические, социологические, криминологические и иные подобные исследования должны, как представляется, расширять круг исследования различных детерминант, которые могут оказывать определенное влияние на явления и процессы и, возможно, испытывающих обратное влияние таких явлений и процессов. Эти исследования, по нашему мнению, должны проводиться во всех сферах и областях общественной жизни, и в первую очередь, в тех, где происходят реформаторские преобразования. Выявление при этом определенных явлений и процессов, в том числе и негативных, не должно быть самоцелью таких исследований. Эти результаты необходимы, как представляется, для внесения необходимых коррективов в происходящие реформы, “переакцентирование” направлений таких реформ, контроля этого на промежуточных этапах, более реального прогнозирования возможных результатов и др.

Это должно касаться, как представляется, и современного развития образования в Украине, в том числе и высшего, как самостоятельной, комплексной, интегрированной социальной системы. Для этого существуют объективные предпосылки. За последние десять лет в высшем образовании произошли кардинальные изменения. Один только современный внешний вид украинских вузов, наверное, может сказать о многом. Но ведь это только промежуточный этап в развитии нашего высшего образования. Например, мы уже не очень хотим осуществлять наши международные контакты только на уровне отдельных исследователей или отдельных вузов. Наше стремление подписать в 2005 году Болонскую хартию свидетельствует о желании решить целый круг взаимосвязанных проблем: подключиться к международным процессам в образовательной сфере, адаптировать наше образование к существующим мировым стандартам, создать реальные возможности доступа на мировой рынок украинским специалистам и др. Именно для решения всего комплекса этих проблем, как представляется, и издан Указ Президента Украины Л. Д. Кучмы “О мероприятиях по совершенствованию системы высшего образования Украины” (№ 199/2004 от 17 февраля 2004 года).

Все это, безусловно, требует не только проведения целенаправленного комплекса политических, социально-экономических, социальных, правовых и иных мероприятий, направленных на дальнейшее развитие высшей школы в Украине. Это, по нашему мнению, должно предполагать и преодоление тех, во многом субъективных проблем, которые сегодня еще есть в нашем высшем образовании. Если попытаться их проанализировать, то возможно, по нашему мнению, выделить несколько уровней таких проблем. Это могут быть проблемы, которые являются постоянными в деятельности любых вузов. Такие проблемы во многом, являются производными от общегосударственных. Следует также отметить и те проблемы, которые возникают на других уровнях, например, на уровне министерств, региональных органов власти и местного самоуправления и которые, как правило, также находят свое отражение в деятельности высших учебных заведений конкретного региона. Нельзя не сказать и о “личных” трудностях, которые связаны с особенностями “внутренней” жизни конкретного вуза. Есть и другие трудности в деятельности вузов и факультетов, которые, например, готовят по конкретным направлениям и специальностям и относятся сегодня к так называемым престижным 1 . Это следует учитывать при анализе проблем, которые сегодня существуют. Всю эту “разноуровневость” детерминант следует учитывать при анализе конкретных проблем.

Однако основная, если хотите, объединяющая – это, с нашей точки зрения, проблема “демпинговых” дипломов и соответствующих обладателей таких дипломов, которая имеет и внутренние, и внешние аспекты. Проблема таких дипломов является и причиной, и следствием подавляющего большинства негативных процессов, которые происходят у нас в высшем образовании. Представляется, что и желание специалистов из зарубежных стран “научить” нас “жить по правилам” следует во многом рассматривать и как попытку избежать поступления из нашей страны не только демпинговых товаров, услуг, но и лиц, обладающих такими дипломами. Рынок в этих странах, в том числе рынок образования и трудоустройства, построен на достаточно жесткой конкуренции и всегда будет закрыт для этого.

Одной из основных составляющих частей указанной выше проблемы, сохраняющей при этом и известную самостоятельность, является проблема, которая имеет внешне достаточно инертное наименование: плата за обучение в вузе. Да, действительно, получение определенной части денег за предоставление образовательных услуг помогает улучшить, как выше указывалось, положение конкретного вуза по целому ряду известных направлений. Но проблема эта гораздо глубже и шире, и первый вопрос в связи с этим звучит так: получение денег – это основная цель или “сопутствующий товар” в образовательном поле? Все не так просто даже в развитых западных странах. Например, некоторое время назад в Англии обсуждался законопроект, связанный, в первую очередь, с повышением в 2,5–3 раза платы за обучение в английских вузах. Однако, несмотря на то, что его основные изменения связаны именно с финансовыми условиями обучения, в целом положения этого закона определялись как положения о коренном реформировании высшего образования в Англии. Значит, для Англии вопрос платы за обучение в вузах является основным 2 . Кстати, несмотря на достаточно оживленную дискуссию, этот закон, пусть и с минимальным перевесом, был принят в английском парламенте 27 января 2004 года.

Но в целом в мире разные страны неодинаково относятся к решению этой проблемы. Например, в США относятся к оплате за обучения в вузе так же, как и в Англии, а вот в Германии, наоборот, ничего не нужно платить за обучение в университетах. Кстати, в Германии и никаких вступительных экзаменов в вуз сдавать не нужно. Конечно, нужно закончить какое-либо среднее заведение определенного уровня (например, гимназию). Но только при поступлении в медицинский институт или факультет следует иметь определенный уровень оценок (определенный балл) в аттестате. На всех остальных факультетах, включая и юридический, этого ничего не требуется.

Украина занимает, условно говоря, “компромиссное” положение. В лицензии, которую получает каждый вуз для оказания образовательных услуг по каждой специальности, указывается, как известно, точное количество бюджетных мест, за поступление на которые и дальнейшее обучение на них ничего платить не надо. Кроме того, каждая специальность имеет и так называемые коммерческие или платные места. Сумма, которую нужно каждый год платить за обучение на коммерческих местах, определяется, как правило, этим же вузом по целому ряду показателей, например, престижностью конкретной специальности, “весом” этого вуза и т. д. Но именно наличие коммерческих мест, их количество, сумма денег, которую нужно уплатить за обучение на таком месте, их соотношение с количеством бюджетных мест и др., вызывает уже свои вопросы. Вопросы, с нашей точки зрения, весьма сложные для упрощенного ответа.

Следует отметить, что первые ответы, например, о соотношении бюджетных и коммерческих мест, уже стали определяться и толковаться на государственном уровне. Однако продолжают оставаться нерешенными не менее важные вопросы, например, о размере оплаты за обучение. С одной стороны, вероятно, возможно понять, наверное, даже не столько интересы МОН, сколько общегосударственные интересы в этом плане. Конечно, есть совершенно реальные сложности с материальным производством, “виртуальностью” налогов и т. д., которые усугубляют и без того трудную проблему наполнения государственного бюджета. В связи с этим государству, как представляется, необходимо иметь любые достаточно реальные источники поступления денег в бюджет. Может быть, вузы с коммерческими студентами, а точнее – такие деньги и есть существенная финансовая помощь государству в решении этой проблемы. Так что по своему содержанию проблема оплаты за обучение носит у нас англо-американский характер?

Однако дальнейшее “продвижение” в этом направлении дает возможность детализировать такие вопросы, как впрочем, и возможные ответы, придать им юридическую “окраску”. Например, с чем тогда связана идея постоянного создания новых вузов, или если еще детальнее, для чего создаются сегодня новые вузы, и в первую очередь, вузы, которые “опираются” на негосударственные формы собственности? Для чего они нужны? Для реального “раскрепощения” государственной системы образования, приданию всей системе образования большей мобильности, созданию конкурентных отношений с государственными вузами и т. д. Или это “простое” создание хозяйствующих субъектов в образовательной сфере, которые имеют иную цель своего функционирования. Если второе реальнее, то кто тогда является действительным учредителем таких вузов, кто определяет им “бизнес-планы”, кто их “крышует” и др.? Не этому ли способствует и “свежее” судебное толкование?

Подталкивает к размышлению и размер оплаты за обучение в вузах. Кто и как их вообще устанавливает? Если ли какие-либо содержательно-методические правила для определения размера платежа? Существуют ли какие-либо рекомендации в осуществлении такой ценовой политики, форм контроля над ее осуществлением, установлением конкретных размеров таких платежей и др.? Наверное, если действительно следовать рыночным правилам, то кто-то должен порекомендовать, что, например, в вузах определенного уровня аккредитации цена по конкретной специальности не может быть выше такой-то суммы и ниже также определенной суммы. Ведь и сегодня реальные размеры такой оплаты существенно различаются не только по идентичным и разным специальностям, но и в разных вузах. Почему? Какие реальные параметры выбираются для установления конкретных размеров таких оплат? Исходя из чего, например, в прошлом году многие вузы подняли плату за обучение почти на тридцать процентов по отдельным специальностям? Какие тут работали реальные экономические правила, кроме, с нашей точки зрения, сугубо субъективных, даже скорее эмоциональных? Конечно, с внешней, уже достаточно привычной точки зрения, это нормально. Действительно, можно сказать, что если у людей есть деньги и они готовы их платить за обучение своего “чада”, то пусть платят – какие сложности. Это, в конце концов, их проблемы. Однако все это не так просто. Кто действительно платит за обучение? Конкретный человек, конкретная семья или все общество? Какие это деньги? Неужели это всегда “прозрачные” деньги, с необходимыми легальными источниками получения, с уплаченными с них налогами и др.? Наверное, не всегда есть “быстрые” ответы на эти вопросы. А если это так, то получается, что за обучение конкретного лица платит все-таки все общество, “отбирая” при этом эти “теневые” деньги, например, из заработной платы представителей бюджетной сферы, из пенсий, других таких выплат.

Но может, и этот ответ не до конца раскрывает весь механизм процесса оплаты за обучение? Наверное, возможно допустить, что государство, особенно то, которое имеет достаточно сложное экономическое положение, “должно” всегда искать разные способы для того, чтобы любым способом возвратить в легальную экономику теневые деньги для их общественного применения? Поэтому, возможно, и существующий механизм, особенно когда плата за обучение достаточно высока, при наличии достаточно большого количества вузов и коммерческих студентов в них, и есть реальной попыткой государства возвратить в легальную экономику хотя бы какую-то часть нелегальных денег?

Такой ответ вроде бы более “приятен”, однако и он имеет свои “неприятности”. Попробуем показать это на одном примере. В настоящее время, например, уже существует практика, когда конкретные вузы определяют так называемые “большие контракты” и для придания им большей “жизненности” создают, как правило, определенные льготы для лиц, которые готовы их воспринимать. Речь в таких случаях обычно не идет об установлении вступительных экзаменов для таких лиц, а о достаточно условном порядке собеседования с желающими поступить в вузы таким образом. Так что мы опять начинаем разделять общество? Есть деньги – заплати “повышенный” тариф – и пройдешь по упрощенному варианту, нет денег – сдавай экзамены по общим правилам? Значит, мы тем самым уже достаточно официально допускаем возможность существования различных социальных групп в обществе? И если мы сейчас говорим о том, что ранее преимущество имела партийно-советская номенклатура, то кто же сейчас имеет такое преимущество, в том числе и в образовании? Состоятельные люди, как это существует в развитых странах? Вспомним, например, плату за обучение, которая есть в Гарвардском, Кембриджском и других таких университетах. Но тогда также следует учитывать, что планируемое к построению у нас “общество равных возможностей” все-таки имеет свои “неравности”, и достаточно часто это имеет место на стартовых позициях. Или же о таких равных возможностях следует говорить только в рамках своей социальной группы? Все это, наверное, так и не всегда так.

Если мы вспомним, что такие деньги приходят “из тени”, то не создает ли государство, пусть и неумышленно, и в этой сфере преимущества в первую очередь для обладателей именно таких капиталов? Так кто же в результате этого получает прямой доступ к обладанию в первую очередь престижными специальностями, со всеми вытекающими последствиями? Какую вообще перспективу нашего развития мы тем самым создаем?

В начале этой статьи мы говорили о возможном обратном влиянии таких процессов. И здесь это имеет свое “выражение”. Например, не создают ли существующие “платные” проблемы не только возможные “перспективы”, но и “современные” проблемы для нашего высшего образования? Например, известны перманентные проблемы, которые сегодня существуют в наших вузах и которые связываются с различными злоупотреблениями, неофициальными отношениями между преподавателями и студентами и др. Не закладываются ли они изначально определенными “перекосами” в реализации указанной выше образовательной политики?

Перечень таких вопросов возможно продолжить. И попытка ответить на эти вопросы должна, по нашему мнению, способствовать решению многих проблем в нашем высшем образовании.

Конечно, на данном этапе нашего понимания всех сложностей происходящих процессов, в том числе и в образовании, формулирует больше вопросов, чем готовых ответов. Возможно, что и вопросы, которые здесь задавались, были разные. Вероятно, некоторые из них были только намечены, некоторые – только обозначены, некоторые, в силу их дискуссионности, требуют дополнительной аргументации, некоторые даже не определены или не высказаны и т. д.

Но, суммируя эти размышления, необходимо сказать, что, с нашей точки зрения, высшее образование в Украине имеет сегодня больше позитивных моментов. Кстати, и существующие трудности, учитывая переходный период в нашем социально-экономическом и политическом развитии, также не должны оцениваться сугубо пессимистически. Все они, при условии их реальной оценки, должны подталкивать нас к постоянному анализу состояния высшего образования в нашей стране, подчеркивая при этом то важнейшее обстоятельство, что наше сегодня и наше завтра как внутри Украины, так и вне ее, во многом, если не в основном, зависит от наших интеллектуальных возможностей, степени нашей подготовки, уровня нашей профессиональной квалификации и многого другого, что как раз и должна обеспечивать система образования.

Примечания

  1. См. более подробно: Стрельцов Є. Л. Сфера підвищеної уваги // Юрид. вісн. України. – 2003. – № 50. – С. 9; № 51. – С. 10.
  2. Для нас, вероятно, небезынтересно знать, что стоимость обучения в вузах Англии в среднем (в долларовом эквиваленте) составляла, до принятия этого закона примерно 2000 ам. долларов в год, после реформы она будет составлять примерно 6000 ам. долларов в год. Для других стран, и в первую очередь, для Америки, оплата в, условно говоря, средних университетах, стоит дороже на несколько тысяч долларов, чем в Англии после реформы.

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.