Зелинская Н.А. "Международное сотрудничество в противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем" : Одесский центр по изучению организованной преступности и коррупции

| Главная | Рубрики | Информация о центре | Ссылки |                                                                                                                  Регистрация | Вход

Зелинская Н.А.

Аналитический материал № 3
Международное сотрудничество в противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем

1. Международно-правовое понятие отмывания доходов, полученных преступным путем

Важным элементом всей системы международно-правового сотрудничества в сдерживании преступности является противодействие отмыванию доходов, полученных преступным путем. Отмывание преступных доходов является своеобразным механизмом, создающим условия для всего спектра транснациональной преступной деятельности: от терроризма до кражи автомобилей. Отмывание доходов неотделимо от преступлений, которые их порождают, в связи с чем борьба с ним является важнейшей формой борьбы с преступностью в целом.

В последнее десятилетие отмывание доходов приняло международный характер и превратились в политический фактор, негативно влияющий на авторитет государственной власти ряда стран, в том числе Украины 1. Отмывание денег и другого имущества, полученных преступным путем, стало глобальной угрозой экономической безопасности государств, что требует принятия согласованных мер как на национальном, так и на международном уровнях. 2

В ряде международно-правовых актов предписывается устанавливать в рамках национального законодательства юридическую ответственность за искажение природы финансовых средств, полученных ль незаконной деятельности и иное способствование их проникновению в экономику страны 3. Большое внимание уделяется обеспечению изъятия конфискации доходов, полученных от преступной деятельности; а также повышению эффективности правовой помощи и сотрудничества правоохранительных органов в процессуальных и внепроцессуальных формах, и взаимодействию финансово-банковских структур для создания препятствий операциям по отмыванию денег.

Мировым сообществом накоплен значительный межгосударственный опыт борьбы с отмыванием доходов и разработана общая международно-правовая концепция противодействия этому явлению, нашедшая свое отражение в таких важнейших международно-правовых документах, как Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г., Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990г., Конвенция Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности (Палермо, Италия, 12-15 декабря 2000 года).

В конце 80-х годов прошлого века в рамках международного сообщества сложился широкий консенсус по поводу того, что криминализация отмывания денег является важным компонентом стратегии борьбы с преступностью. Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года (далее — Венская конвенция) стала первым универсальным международным договором, направленным на развитие сотрудничества в сфере борьбы с «отмыванием» денег и пресечение преступной деятельности, приносящей максимальные доходы.

Венская конвенция предусматривает, что государства-участники обязаны квалифицировать во внутреннем законодательстве в качестве преступления «отмывание» имущественных ценностей, полученных от правонарушений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, а также регламентирует международное сотрудничество, включая выдачу. В положениях Конвенции отражена концепция, согласно которой одним из основных условий эффективной стратегии борьбы против международного оборота наркотиков является необходимость обеспечения правоохранительных органов адекватными средствами для подрыва финансовой основы криминальных групп. Положения этой Конвенции являются отражением этой потребности, хотя собственно термин «отмывание денег» ввиду его относительной новизны и сложности перевода не был использован в тексте. Тем не менее, само понятие сформулировано весьма подробно.

В Венской конвенции, в частности, закреплено в пп. «b» пункта 1 статьи 3 обязательство признать уголовными преступлениями конверсию или перевод собственности, если известно, что такая собственность получена в результате преступления, связанного с незаконным оборотом наркотиков или вследствие участия в таком преступлении или преступлениях, в целях сокрытия или утаивания незаконного источника получения этой собственности или в целях оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении такого преступления, с тем, чтобы оно могло уклониться от ответственности за свои действия, а также сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, подлинных прав в отношении собственности или ее принадлежности, если известно, что такая собственность получена в результате преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков или вследствие участия в таком преступлении, а также, с соблюдением конституционных принципов и основных начал правовых систем государств, приобретение, владение или использование собственности, заведомо приобретенной в результате преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков или в вследствие участия в таком преступлении.

В целях создания системы борьбы с «отмыванием» денег Конвенция предусмотрела обязанность государств-участников принимать меры, позволяющие их компетентным органам определять, выявлять, замораживать или арестовывать с целью последующей конфискации доходы от незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.

Учитывая то, что большая часть операций по «отмыванию» денег осуществляется с использованием банковской системы, на участников Конвенции возложена обязанность принятия законодательных мер, позволяющих судам или иным компетентным органам получать или арестовывать банковские, финансовые и коммерческие документы. Конвенция запрещает уклоняться от принятия таких положений со ссылкой на банковскую тайну (статья 5).

Положения Конвенции создали минимальный стандарт в сфере борьбы с отмыванием доходов от незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. В соответствии со статьей 24, возможно принятие сторонами более строгих или суровых мер. Формулировки составов преступлений, указанных в Венской конвенции 1988 г., во многом заимствованы из действовавшего в то время законодательства США, посвященного этой проблеме 4. После принятия Венской конвенции был отмечен значительный прогресс в процессе консолидации мирового сообщества в противодействии проникновению нелегальных доходов и легальную экономику.

На Восьмом конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшемся в 1990году в Гаване, было предложено принять рабочее определение «отмывания» незаконных капиталов, разработанное Группой международных финансовых действий (GAFI):

— преобразование или передача собственности, если известно, что такая собственность возникла в результате преступления, с целью сокрытия или маскировки незаконного происхождения собственности или оказания помощи любому лицу, которое вовлечено в совершение такого преступления или преступлений, с тем, чтобы избежать правовых последствий его действий;

— сокрытие или маскировка подлинного характера, источника, местонахождения, расположения, перемещения, прав в отношении собственности или права собственности, если известно, что такая собственность возникла в результате преступления;

— приобретение, владение или использование собственности, если на момент получения известно, что такая собственность возникла в результате преступления или акта участия в таком преступлении.

Таким образом, международно-правовое сообщество разработало перечень основных деяний, образующих отмывание криминальных доходов. Это послужило отправной точкой для дальнейшей, более детальной, научной разработки данного понятия и реализации его в ряде международных и национальных законодательных актов.

Положения Венской конвенции получили дальнейшее развитие в Конвенции Совета Европы «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности», принятой в Страсбурге 8 ноября 1990 года (далее — Страсбургская конвенция) и ставшей основной правовой базой европейского сотрудничества в противодействии этому виду преступной деятельности.

Несмотря на принятие Конвенции в рамках региональной организации, она открыта, согласно статье 37, для присоединения государств, не являющихся членами Совета Европы, при условии единогласного одобрения приглашения к присоединению членами Совета, ратифицировавшими Конвенцию. Это положение позволяет рассматривать Конвенцию в качестве документа, имеющего значение не только для государств Европы. На ее основе может строиться сотрудничество европейских государств с государствами других регионов. Конвенция базируется на основных принципах международного права: принципе уважения прав человека, принципе сотрудничества и принципе добросовестного выполнения обязательств.

Европейская Конвенция регулирует три основных блока вопросов: 1) сближение уголовно-правовой оценки «отмывания» денег в законодательстве государств-участников; 2) сближение национальных мер, направленных на борьбу с «отмыванием» денег; 3) формы и процедуры международного сотрудничества по борьбе с «отмыванием» денег.

Статья 6 Конвенции следующим образом формулирует составы правонарушений, понимаемых как отмывание:

a) конверсия или перевод имущества, заведомо приобретенного преступным путем, с целью скрыть незаконное происхождение имущества или оказать содействие любому лицу, замешанному в совершении основного правонарушения, избежать юридических последствий своих деяний;

b) сокрытие или искажение информации о подлинном характере, источнике, местонахождении, распоряжении, перемещении или праве собственности на имущество или правах, связанных с ним, при осознании того, что это имущество представляет собой преступные доходы;

при соблюдении конституционных принципов и основных начал ее правовых систем государств:

c) приобретение, владение или использование имущества при осознании на момент его получения, что оно является преступными доходами;

d) соучастие в совершении, участие в объединении или сговоре лиц с целью совершения, покушение на совершение одного из правонарушений, ответственность за которые установлена в соответствии с настоящей статьей, а также оказание содействия, пособничество и консультирование в совершении такого правонарушения.

Определение «отмывания» денег, содержащееся в статье 6 Конвенции, в основном совпадает с определением, данным Венской конвенцией ООН 1988 года. Однако в качестве основного правонарушения, послужившего источником легализуемых средств, Конвенция Совета Европы рассматривает любое уголовное правонарушение (в отличие от Конвенции ООН, направленной на борьбу с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ).

Учитывая опыт применения соответствующих положений Венской конвенции 1988 года, Страсбургская конвенция урегулировала ряд важных вопросов. Согласно пп. «а» пункта 2 статьи 6, для целей криминализации или применения Конвенции по другим основаниям не имеет значения, подпадает ли основное правонарушение под уголовную юрисдикцию государства. Таким образом, отмывание признается преступлением по законодательству того государства, где совершались действия, указанные в пункте 1 статьи 6, вне зависимости от того, где было совершено основное правонарушение.

Кроме того, учитывая необходимость отражения взглядов разных правовых доктрин по поводу того, может ли лицо, совершившее основное правонарушение, быть признано субъектом отмывания, в пп. «b» пункта 2 статьи 6 Конвенции определено, что внутренним законодательством государств может быть предусмотрено, что правонарушения, указанные в этом пункте, не применяются к лицам, совершившим основное правонарушение.

Обязательство по криминализация отмывания денежных средств и иного имущества, полученных от преступной деятельности, отражены и в Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности, принятой в Палермо, Италия, 12-15 декабря 2000 года (далее — Палермская конвенция).

Согласно статье 6 (1) Конвенции «каждое Государство-участник принимает в соответствии с основополагающими принципами своего внутреннего законодательства такие законодательные и другие меры, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемых следующие деяния, когда они совершаются умышленно: а) i) конверсию или перевод имущества, если известно, что такое имущество представляет собой доходы от преступлений, в целях сокрытия или утаивания преступного источника этого имущества или в целях оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении основного правонарушения, с тем чтобы оно могло уклониться от ответственности за свои деяния; ii) сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, прав на имущество или его принадлежность, если известно, что такое имущество представляет собой доходы от преступлений; b) при условии соблюдения основных принципов своей правовой системы: i) приобретение, владение или использование имущества, если в момент его получения известно, что такое имущество представляет собой доходы от преступлений; ii) участие, причастность или вступление в сговор с целью совершения любого из преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей статьей, покушение на его совершение, а также пособничество, подстрекательство, содействие или дача советов при его совершении.

Палермская конвенция содержит обязательство включить в число основных правонарушений все серьезные преступления (преступления, наказуемые лишением свободы на максимальный срок не менее четырех лет или более строгой мерой наказания), а также создание и участие в организованной преступной группе, коррупцию и воспрепятствование осуществлению правосудия.

В Палермской конвенции получило дальнейшее развитие положение о месте совершения основного правонарушения. В ней указано, что основные правонарушения включают преступления, совершенные как в пределах, так и за пределами юрисдикции соответствующего государства-участника. Однако эта норма ограничена требованием о том, что преступления, совершенные за пределами юрисдикции какого-либо государства-участника, представляют собой основные правонарушения только при условии, что соответствующее деяние является уголовно наказуемым согласно внутреннему законодательству государства, в котором оно совершено, и было бы уголовно наказуемым согласно внутреннему законодательству государства-участника, в котором осуществляется или применяется статья о криминализации легализации доходов от преступной деятельности, если бы оно было совершено на территории этого государства. Государство может не признавать субъектом преступного отмывания лицо, совершившее основное правонарушение.

2. Взаимная юридическая помощь государств в противодействии отмыванию доходов от преступной деятельности

Одной из основных форм международного сотрудничества в сфере борьбы с отмыванием преступных доходов является взаимная правовая помощь в расследовании, уголовном преследовании и судебном разбирательстве, включающая в себя также обмен информацией между компетентными органами государств.

Статьи 5 и 7 Конвенции Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года обязывают государства предоставлять друг другу самую широкую юридическую помощь в области борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и отмыванием денег, полученных от наркотиков.

Страсбургская конвенция устанавливает, что стороны сотрудничают друг с другом в возможно более широком масштабе с целью осуществления расследования и судопроизводства, направленных на конфискацию орудий и доходов и другого имущества, подлежащего конфискации. Такое содействие включает принятие любой меры, в результате которой предоставляется или обеспечивается сохранность доказательства существования вышеуказанного имущества, его местонахождение или движение, характер, юридический статус или стоимость (статьи 7, 8 Конвенции).

По общему правилу, взаимная юридическая помощь предоставляется только на основе письменного запроса терроризм настолько, насколько оно не противоречит внутреннему праву, в соответствии с процедурами, оговоренными в запросе. В то же время Страсбургская конвенция предусматривает инициативную передачу информации при отсутствии запроса со стороны другого государства. Статья 10 Конвенции гласит: «Без ущерба для собственного расследования или разбирательства, Сторона может без предварительного запроса передать другой Стороне информацию об орудиях и доходах, когда она считает, что предоставление такой информации может помочь стороне-получателю в возбуждении или проведении расследования или разбирательства» либо может привести к направлению этой Стороной запроса о помощи в проведении расследования». Данное положение существенно облегчает оперативный обмен информацией между национальными полицейскими учреждениями.

Конвенция предусматривает также возможность взаимной передачи материалов уголовного разбирательства, что может осуществляться по соглашению между сторонами в интересах надлежащего отправления правосудия.

Другим важнейшим направлением международного сотрудничества является взаимодействие в сфере конфискации преступных доходов, регулированию которого уделено основное внимание в Страсбургской конвенции.

Согласно статье 1(d), «конфискация» означает наказание или меру, назначенную судом в результате разбирательства по уголовному делу или уголовным делам и состоящую в лишении имущества. Как следует из статей 2-4, каждая сторона конвенции обязана принимать законодательные и иные меры, предоставляющие ей возможность конфисковывать орудия и доходы или имущество, стоимость которого соответствует этим доходам, а также идентифицировать терроризм разыскивать имущество, подлежащее конфискации предотвращать любые операции с таким имуществом, его передачу или распоряжение им. Для выполнения этих мер суды или другие компетентные органы должны иметь возможность затребовать или налагать арест на банковские, финансовые или коммерческие документы. Государство не может отказываться от выполнения своих обязательств в этой части под предлогом банковской тайны.

Стороны должны оказывать друг другу максимальную помощь по предоставлению и поиску информации относительно имущества, полученного преступным путем, а также принимать необходимые предварительные меры, такие, как замораживание или арест имущества, предотвращение любых операций, передачи или распоряжения имуществом, которое может стать объектом запроса о конфискации или его адекватной заменой (статьи 8, 11).

Статье 18 Конвенции содержит перечень оснований для отказа или отсрочки сотрудничества. Необходимо заметить, что в сотрудничестве может быть отказано, в числе прочего, в той степени, в которой запрашиваемая помощь включает меры, принудительные которые по законодательству запрашиваемой стороны не могут быть приняты в целях разбирательства и расследования в случае аналогичного внутригосударственного дела.

Многие положение конвенции нашли развитие и конкретизацию в Типовом законодательном акте об отмывании денег и конфискации в области наркотиков, разработанном Программой ООН по международному контролю над наркотиками в 1995 году, который был рассмотрен и окончательно доработан на совещании группы международных экспертов в Вене. Предметом Типового договора являются операции по отмыванию денег, полученных от незаконного оборота наркотиков. В то же время государствам рекомендовано расширить сферу действия этого законодательного акта, распространив ее на другие тяжкие преступления, которые присущи организованной преступности.

Важно отметить, что в законе устанавливается, что просьбы о международной взаимной юридической помощи должны направляться органами, являющимися компетентными по таким вопросам согласно законодательству запрашивающего государства, и что они выполняются компетентными властями запрашиваемого государства. В Типовом законе намеренно не оговаривается, что направлять и выполнять просьбы о взаимной юридической помощи компетентны лишь судебные власти. Так, если в странах римского права международные поручения о произведении каких-либо процессуальных действий выдаются судебными органами, в странах англо-саксонского права поручения такого рода выдаются органами полиции или администрации, например таможенной администрацией.

Страны, которые установят, что адресуемые им просьбы о взаимной юридической помощи должны поступать от судебных органов, сделают юридически невозможным исполнение поручений о произведении каких-либо процессуальных действий, поступающих из стран англосаксонского права. Страны англо-саксонского права, которые установят, что направляемые им поручения о произведении процессуальных действий исполняются судебными органами, создадут коллизию с положениями своего внутреннего права.

В статье 34 Типового закона устанавливается, что просьбы о взаимной юридической помощи, поступающие от иностранного государства, исполняются в соответствии с законодательством запрашиваемого государства и в соответствии с процедурами, указанными в этой просьбе, в той мере, в которой они сопоставимы с законом запрашиваемой страны. Далее в статье 34 устанавливается, что в исполнении просьбы может быть в следующих случаях:

1) если просьба поступила не от органа, компетентного по этим вопросам согласно законодательству запрашивающей страны;

2) если она по своему характеру может нанести ущерб суверенитету или безопасности или основополагающим принципам права запрашиваемого государства;

3) если правонарушение, в связи с которым подается просьба, не рассматривается в качестве такового по законодательству запрашиваемой страны или если оно не имеет общих характерных черт с каким-либо правонарушением, предусматриваемым согласно законодательству такой страны;

4) если запрошенные меры или любые другие меры, приводящие к аналогичным последствиям, не разрешаются законодательством запрашиваемой страны или не применимы к правонарушению, в связи с которым подается просьба, согласно законодательству этой страны;

5) если постановление о запрашиваемых мерах не может быть вынесено или такие меры не могут быть исполнены по причине истечения срока давности, предусмотренного законом запрашиваемой страны или законом запрашивающего государства;

6) если постановление, просьба об исполнении которого представляется, не подлежит принудительному исполнению согласно закону запрашиваемой страны;

7) если процедура, которая привела к принятию постановления, просьба об исполнении которого представляется, не удовлетворяет основным правам на защиту, признаваемым в запрашиваемой стране;

8) если имеются серьезные основания полагать, что запрашиваемые меры или постановление, о вынесении которого представляется просьба, предусматривают преследования соответствующего лица лишь по причине расы, пола, вероисповедания, национальной принадлежности или политических убеждений;

9) если просьба не была передана надлежащим образом;

10) если, как представляется, важность дела не оправдывает ни принятия мер, ни вынесения или исполнения постановлений, являющихся предметом просьбы.

Эти десять случаев предусматриваются Конвенцией о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года в ее статьях 6 и 7, которые касаются взаимной юридической помощи и выдачи, и Европейской конвенцией об отмывании доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 года.

Согласно статье 39 Типового закона министерство юстиции запрашиваемой страны устанавливает правомерность просьбы о международной взаимной юридической помощи и затем передает ее органу прокуратуры в месте, где должны быть произведены следственные действия, или в месте, где находятся соответствующие вещества, средства, ресурсы или собственность. Если в просьбе запрашивается произведение следственных действий, прокуратура обращается к органам, компетентным производить такие действия, например органам полиции. Если в просьбе запрашивается исполнение или вынесение постановлений об обеспечительных мерах или о конфискации, прокуратура обращается к судебному органу, компетентному согласно национальному праву выносить постановления об обеспечительных мерах или о конфискациях.

Поскольку эти меры затрагивают право собственности, важно, чтобы даже в тех случаях, когда иностранное государство запрашивает лишь исполнение подобных мер, постановление о которых было вынесено на его территории, компетентный судебный орган запрашиваемого государства убедился — в случае необходимости после рассмотрения представленных собственником возражений, — что в выполнении этой просьбы не может быть отказано по одному из оснований, перечисленных в статье 34. В статьях 40-44 Типового закона рассматривается порядок исполнения, отвечающий предмету просьбы. Постановления об обеспечительных мерах выносятся и исполняются в соответствии с законом запрашиваемой страны. Если запрашиваемые меры не предусматриваются законом этой страны, судебный орган, которому была передана просьба, может вынести постановление о таких мерах, последствия которых в наибольшей мере соответствуют последствиям запрашиваемых мер. Аналогично, суд, которому передана просьба о вынесении постановления о конфискации, выносит решение в соответствии с законом своей страны.

В статье 44 устанавливается, что суд, которому передана просьба об исполнении постановления о конфискации, вынесенного заграницей, связан констатацией фактов, на которых основывалось решение, вынесенное в запрашивающем государстве. Так, недопустимым был бы такой порядок, при котором судебный орган одного государства мог бы оценивать обоснованность судебного постановления, вынесенного в другом государстве, и мог бы, возможно, объявить такое постановление необоснованным. С другой стороны, в силу статьи 44 судебному органу запрашиваемого государства предоставляется возможность отказать на одном из десяти оснований, установленных в статье 34, в вынесении приказа об исполнении на территории этого государства постановления о конфискации, вынесенного заграницей. Здесь речь идет не о новом рассмотрении дела по существу, а об оценке возможности исполнения соответствующего поручения государством, на территории которого находится соответствующая собственность. Государствам, наиболее жестко отстаивающим свой суверенитет, предоставляются, таким образом, все соответствующие заверения, тем более, что в случае если из просьбы и сопровождающих ее документов явно не вытекают возможные основания для отказа в исполнении, то согласно статье 35 они наделяются правом запросить любые дополнительные сведения у запрашивающего государства.

В статье 45 Типового закона в соответствии с пунктом 5 статьи 5 Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года предусматривается, что конфискованная собственность поступает в распоряжение государства, на территории которого была произведена конфискация, если какой-либо договор, заключенный между правительствами запрашивающего и запрашиваемого государств, не предусматривает иного порядка

В четырех последующих статьях Типового закона рассматриваются вопросы о дополнительной информации, которая может быть запрошена государством, получившим просьбу, о возможной отсрочке исполнения такой просьбы, о соблюдении конфиденциальности, когда об этом просит запрашивающее государство, и об ограниченном использовании запрашиваемым государством той информации, которая была ему сообщена в поддержку представленной просьбы. В двух последних статьях Типового закона оговариваются данные, которые должны содержаться в просьбах о международной взаимной юридической помощи, документы, которые должны их сопровождать, и условия их передачи. Типовой закон имеет существенное значение для разработки национального законодательства Украины в рассматриваемой сфере.

Значительный шаг вперед в выработке международно-правовой концепции противодействия отмыванию преступных доходов был сделан в 1994 году на двух важных мероприятиях: Всемирной конференции на уровне министров по организованной транснациональной преступности (Неаполь, Италия, 21-23 ноября 1994 г.) и Международной конференции «Предупреждение и борьба с отмыванием денег и использованием доходов от преступной деятельности: глобальный подход» (Курмайер, Италия, 17-21 июля 1994 г.).

Всемирной конференцией на уровне министров по организованной транснациональной преступности были приняты Неапольская политическая декларация и Глобальный план действий против организованной транснациональной преступности, утвержденные впоследствии на 49-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В Политической декларации была отмечена необходимость разработки международных соглашений по организованной транснациональной преступности и принятия мер и стратегий по предупреждению отмывания денег и борьбе с этим явлением, а также по борьбе с использованием преступных доходов.

Международная конференция по предупреждению и борьбе с отмыванием денег и использованием доходов от преступной деятельности настоятельно рекомендовала, как минимум, полное выполнение Венской конвенции, Базельской декларации и 40 рекомендаций FATF в рамках глобального подхода к предупреждению и борьбе с отмыванием денег. Задача заключается в том, чтобы создать систему социальной защиты с административными и регулирующими инструментами, которая бы затрудняла использование финансового сектора в преступных целях. При этом важную роль сдерживающего фактора продолжает играть уголовное право. Меры по борьбе с отмыванием денег должны рассматриваться как неотъемлемая часть глобальной политики борьбы с преступностью, отдавая первенство борьбе с серьезными преступлениями, особенно с транснациональной преступной деятельностью.

Конференция наметила семь основных направлений, по которым должно развиваться сотрудничество в сфере борьбы с отмыванием доходов.

  • Криминализация отмывания доходов от незаконного оборота наркотиков и другой преступной деятельности. Такая криминализация решила бы и проблемы двойной преступности, что встречается в процедурах международного сотрудничества.
  • Снижение банковской секретности, что является непременным условием совершенствования борьбы с отмыванием денег и более открытого международного сотрудничества.
  • Правило «знай своего клиента». Применение этого правила, содержащегося в Базельской декларации и Рекомендациях FATF, в плане отмены анонимных счетов и идентификации реальной заинтересованной стороны, представленной доверенным лицом, является еще одним важным условием эффективности политики стран в области борьбы с отмыванием денег.
  • Идентификация и информирование о подозрительных операциях. Эта мера должна разрешаться и поощряться законом путем полной защиты представителей финансовых учреждений от какой-либо ответственности за чистосердечное информирование о подозрительных операциях. Расширение требований по информированию и распространению их, по крайней мере, на доходы от всех серьезных преступлений является одним из эффективных шагов на пути предотвращения ситуаций, когда финансовое учреждение может не сообщать о явно подозрительных операциях, не зная точно, от какой преступной деятельности появились эти доходы. Уведомление об этом заявлении или официальное разбирательство по сделке не доводится до самого клиента.
  • Улучшенное регулирование деятельности организаций и лиц, занимающихся финансовыми операциями. Улучшение регулирования или другие превентивные меры признаны необходимыми для предупреждения отмывания денег в слабо контролируемых финансовых учреждениях. Такими мерами могут быть требования проведения особых или крупных операций через официально лицензированных финансовых посредников, введения определенной идентификации, документации, документального фиксирования и информирования со стороны оказывающих финансовые услуги и ограждения их от возможных неприятных последствий, так как отмывание денег в таких случаях просто перемещается из хорошо контролируемых банков в полностью нерегулируемый неофициальный финансовый сектор. Необходимо выработать соответствующие правовые стандарты для борьбы с отмыванием репутации, то есть обретением респектабельности в новой сфере. В связи с этим соответствующим профессиональным группам следует выработать кодексы поведения, включающие набор дисциплинарных санкций. «Отмыватели» денег в курсе различных директив, рекомендаций и конвенций, требующих от банков и финансовых учреждений соблюдения, ныне действующих стандартных требований идентификации и информирования, поэтому обращают внимание на другие виды предпринимательства, которые не обязательно предоставляют финансовые услуги. Конференция рекомендовала провести исследование и изучение вопроса идентификации тех видов предпринимательства, которые удобны для «отмывателя», а также возможности расширения применения существующих требований по информированию на другие сферы помимо банковских и финансовых учреждений с целью предупреждения отмывания денег.
  • Конфискация доходов. Расширенное применение конфискации доходов и таких временных мер, как замораживание и изъятие активов, дополняет повсеместно развивающуюся тенденцию выхода за рамки доходов от незаконного оборота наркотиков при полном соблюдении процессуальных гарантий прав собственности, установленных национальным законодательством. Также должна допускаться возможность конфискации доходов от преступлений, совершенных за границей.
    Одним из наиболее проблемных положений является судьба конфискуемого имущества. Статья 15 Конвенции предусматривает право запрашиваемой стороны «распоряжаться любым конфискованным ею имуществом в соответствии со своим внутренним законодательством, если соответствующие стороны не договорятся об ином». С одной стороны, это положение может оказывать положительное влияние на решение запрашиваемой стороны о конфискации, так как конфискуемое имущество остается в ее распоряжении. С другой стороны, запрашивающая сторона заинтересована в возвращении в ее экономику денежных средств или иного имущества, изъятых в результате совершения преступления. Учитывая то, что часть легализованных средств обычно возвращается в страну происхождения, сторона может не обращаться с запросом о конфискации, рассчитывая осуществить ее на своей территории. Однако в этом случае операции по отмыванию могут успешно завершиться, и имущество останется в распоряжении преступных организаций 5.
  • Работоспособные механизмы международного сотрудничества — это формальные регулирующие процедуры, предоставление банковских документов спустя годы, тяжбы и недостаточность правовых инструментов или административных структур являются узкими местами, провоцирующими международное отмывание денег, используя коллективную государственную инертность и недостатки. Одним из приоритетов должен быть оперативный и простой механизм международного сотрудничества в административной и правовой сфере. Необходимы такие договоренности о правовой взаимопомощи, которые позволяли бы собрать приемлемые доказательства. Без таких договоренностей национальные правительства не будут стремиться выделять необходимые ресурсы для проведения расследований по международным делам

Эти семь направлений основаны на предполагаемом наличии определенных международных механизмов исполнения. Механизм действует на трех взаимодополняющих уровнях — международном, региональном и национальном (последний может быть подразделен на национальные механизмы наказания, культурный и административный). Политическая поддержка, адекватные ресурсы и прочие являются необходимыми условиями эффективной деятельности на всех трех уровнях, а государственные, многосторонние, региональные и международные организации и учреждения должны выделять соответствующие средства и оборудование для успешной деятельности в области борьбы с современными высокотехнологическими способами отмывания денег.

На национальном уровне техническое содействие и помощь могут осуществляться по следующим направлениям

-определение потребностей;

-законодательная помощь;

-помощь в создании инфраструктуры;

-достижение международных минимальных стандартов.

На региональном уровне:

-повышение квалификации и подготовка соответствующих кадров, включая национальное и международное сотрудничество;

-комплексная стратегия для всех участвующих государственных организаций в области межведомственного взаимодействия и функционального сотрудничества;

-передача и обмен технологиями и опытом.

На международном уровне может быть необходимо следующее:

-определение потребностей;

-выработка соглашений об экстрадиции и взаимопомощи;

-совместимость механизмов и процедур соглашений;

-укрепление сотрудничества и обмена информацией не только на судебном уровне, но и между правоохранительными органами;

-унификация управленческой рационализации родственных и смежных организаций на региональном и международном уровнях;

-прикладные исследования и изыскания, направленные на расширение сотрудничества между частным сектором и правительством и укрепление взаимодействия и сотрудничества между правительствами 6.

3. Деятельность FATF (Financial Action Task Force on Money Laundering) и других организаций по борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем

В течение истекшего десятилетия сотрудничество государств и международных организаций в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов развивалось сравнительно быстрыми темпами как в рамках организаций с широкой компетенцией (например, Совет Европы, Европейский Союз), так и через специальные органы, созданные для борьбы с отмыванием денег, в частности FATF (Financial Action Task Force on Money Laundering).

История создания этой влиятельной организации начинается с декабря 1988 года, когда управляющие центральных банков государств «большой семерки» приняли в Базеле заявление по принципиальным положениям, относящимся к отмыванию доходов от нелегального бизнеса (так называемую «Базельскую декларацию»). В этом документе, в частности, отмечается, что доверие общественности к банкам может быть подорвано из-за их связей с преступниками, и называются некоторые из принципов, которыми следует руководствоваться в борьбе с отмыванием денег через банковскую систему. К ним отнесены:

— установление личности клиента;

— неукоснительное соблюдение всех законов и нормативных актов в области финансовых операций и отказ участвовать в сделках, которые вызывают подозрения и могут иметь целью отмывание денег;

— сотрудничество с правоохранительными органами, в пределах, допускаемых постановлениями о конфиденциальности в отношении клиентов.

Поскольку юридически Базельская декларация не является юридически обязательной, некоторые банки заключили официальные соглашения, согласно которым они приняли на себя обязательства выполнять ее требования (Австрия, Италия, Швейцария). Органы по надзору за банковской деятельностью ряда государств заявили, что нарушение статей Базельской декларации повлечет за собой административные санкции (Франция, Великобритания), другими государствами на основании этой декларации были приняты законы, препятствующие проникновению «грязных денег» в финансовую систему (Люксембург).

В июле 1989 года по решению совещания на высшем уровне стран «большой семерки» в Париже была создана «Financial Action Task Force on Money Laundering» (FATF) — специальная финансовая комиссия (группа) по проблемам отмывания денег», в состав которой вошли страны — члены Большой Семерки, Европейская Комиссия и восемь других стран 7. FATF — это межправительственный орган, задачей которого является разработка и содействие стратегии борьбы с отмыванием денег как на национальном, так и на международном уровне. FATF является «органом формирования стратегии», деятельность которого направлена на формирование необходимой политической воли для реформирования национального законодательства с целью повышения эффективности борьбы с отмыванием денег. FATF были предоставлены полномочия относительно исследования методов и тенденций отмывания денег, рассмотрения предпринятых мер на национальном или международном уровне и определения мер, которые надлежит осуществить.

FATF не имеет неограниченного срока существования. Было согласовано, что она может продолжать свою работу до 2004 года. Ее существование и функционирование после этой даты возможно при условии, что правительства государство — членов согласятся с такой необходимостью.

FATF осуществляет мониторинг движения стран-членов на пути внедрения мер по противодействию отмыванию денег, обзор тенденций и методов отмывания денег и контрмер, составляет соответствующие отчеты, а также содействует принятию и реализации единой стратегии в сфере борьбы с отмыванием денег во всем мире. Важно отметить, что FATF работает как многоотраслевой орган, заседания которого происходят регулярно несколько раз в год, и который объединяет специалистов в сфере права и экономики. На пленарных заседаниях Группы обсуждаются направления стратегии и инициативы FATF. Обсуждения касаются, в частности, таких вопросов, как анализ тенденций в сфере отмывания денег и соответствующие контрмеры, мониторинг реализации мероприятий по борьбе с отмыванием денег в странах — членах FATF и деятельность, направленная на создание всемирной сети борьбы с отмыванием денег.

Методы отмывания денег каждый год рассматриваются на так называемых «типологических» заседаниях. Для участия в них собираются эксперты из стран — членов FATF, а также некоторых международных организаций, чтобы обсудить наиболее распространенные средства отмывания денег, новые тенденции и эффективные контрмеры. Каждый год FATF публикует так называемый «типологический» отчет, в котором рассматриваются указанные вопросы. В конце июня публикуется ежегодный отчет FATF, в котором помещается обзор направлений деятельности Группы на протяжении года. Вопросы, которые касаются отдельных регионов мира, обсуждаются на заседаниях разных региональных групп, которые создаются при потребности. В рамках пленарных заседаний FATF также формируются и другие временные группы, которые занимаются специальными вопросами, которые требуют проведения более детального анализа. Такие группы имеют особые полномочия и на каждом пленарном заседании отчитываются про свою работу.

Каждые два года FATF также проводит Форум специалистов в сфере финансовых услуг, в котором принимают участие представители региональных и международных учреждений и организаций в сфере финансовых услуг, а также представители других профессий и бизнеса, где обсуждаются проблемы, которые представляют общий интерес. Обсуждение проводятся на основе подготовленных Секретариатом документов или на основе письменных или устных докладов делегаций. Процесс принятия решений в FATF базируется на принципе достижения консенсуса и поэтому все члены активно работают для достижения согласия по многим вопросам, которые они должны решить.

FATF тесно сотрудничает с рядом других международных и региональных организаций, причастных к борьбе с отмыванием денег. В качестве обозревателей в роботе FATF принимают участие такие организации и органы: Группа стран Азиатско-Тихоокеанского региона из отмывания денег (APG), Азиатский банк развития, Группа стран Карибского бассейна из разработки финансовых мероприятий борьбы с отмыванием денег (CFATF), Секретариат Содружества, Совет Европы, Европейский банк реконструкции и развития (EBRD), Международный валютный фонд (IMF), Банк развития стран Южной и Северной Америки (IDB), Комиссия по контролю за оборотом наркотиков Организации стран Северной и Южной Америки (OAS/CICAD), Интерпол, Международная организация комиссии по ценным бумагам (IOSCO), Группа представителей офшорных стран в сфере банковского надзора (OGBS), Комитет ООН по контролю за оборотом наркотических веществ и предупреждению преступности (UNODCCP), Мировой банк и Всемирная таможенная организация (WCO).

Важным направлением работы Группы является создание списка национальных юрисдикций, которые не сотрудничают с FATF, то есть, по её мнению, не предпринимают достаточных усилий в борьбе с отмыванием преступных доходов. Этот список включает в себя те страны и территории, которые являются членами FATF (или не имеют членства FATF), чья ошибочная практика серьезно и неоправданно препятствует международным усилиям по противодействию отмыванию. Список отображает уровень соответствия критериям, позволяющий по-разному относиться к юрисдикциям с определенными вредными правилами и практикой.

Список «не сотрудничающих» юрисдикций должен содержать причины, на основе которых базируется решение Специальной Группы, а также мероприятия, которых может предпринять эта юрисдикция для отмены вредных аспектов своего законодательства и практики. Таким странам назначаются определённые сроки для устранения недостатков. На пленарном заседании FATF, которое состоялось в Париже 7 сентября 2001 года, Украина была занесена в «Список стран и территорий, которые не сотрудничают в сфере борьбы с отмыванием денег».

Следует иметь в виду, что FATF может рекомендовать своим членам ограничивать, контролировать ли даже запрещать финансовые операции с «не сотрудничающими» юрисдикциями. Считается, что такие меры применяются в крайнем случае, если страна или территория решила сохранить законы или практику, которые оказывают серьезное негативное влияние на борьбу с отмыванием денег.

Особое значение работа FATF получила после террористических актов в Нью-Йорке и начала международной антитеррористической кампании. Сейчас она особенно внимательно отслеживает финансовые потоки, которые могут быть связаны с финансированием деятельности террористических организаций.

Таким образом, все страны и территории, которые являются частью всемирной финансовой системы, должны установить такие правила и практику, которые способствуют борьбе с отмыванием денег. Речь не идет о законном использовании частными гражданами и институциональными инвесторами определенных средств, которые предлагаются многими финансовыми центрами, включая офшорные центры.

В июне 1995 г. американская Сеть борьбы с финансовыми преступлениями (FINCEN) и Отдел получения финансовой информации (CTIF) в Бельгии организовали первую международную встречу FIU в Егмондском дворце в Брюсселе. Егмондская Группа (Egmond Group) переросла в настоящий международный форум. В ее работе принимают участие более чем 30 стран. Не имя официального статуса, она стала весомой составной частью международной борьбы с отмыванием денег. Егмондская Группа осуществляет обмен опытом для помощи странам, которые готовятся создать FIU, содействует международному сотрудничеству и обменом информацией между FIU.

Деятельность FATF и Егмондской Группы играет значительную роль в создании правовой базы сотрудничества государств в противодействии отмыванию преступных доходов. Благодаря активной деятельности FATF по развитию технического сотрудничества положения рекомендаций в значительной степени учитываются при разработке законодательства стран Центральной и Восточной Европы, направленного на борьбу с «отмыванием» денег. Таким образом, происходит приближение их законодательства к стандартам Европейского Союза, что является условием развития сотрудничества с ЕС.

В 1990 году FATF приняла Сорок рекомендаций, которые признаны как международный стандарт программ борьбы с отмыванием денег. Рекомендации были пересмотрены и обновлены в 1996 году.

Государства — члены FATF приняли на себя обязательство придерживаться дисциплины многостороннего мониторинга и взаимного контроля, благодаря которым FATF следит за ходом реализации Сорока рекомендаций. Сорок рекомендаций признаны, приняты и одобрены многими международными организациями. Они не являются международным соглашением, обязательным для исполнения. Тем не менее, многие страны мира приняли на себя обязательства бороться с отмыванием денег путем реализации Сорока рекомендаций.

Этот документ предназначен для универсального применения. В нем содержится набор контрмер относительно отмывания денег, охватывающий систему уголовного законодательства, финансовую систему и ее нормативно-правовую базу, а также международное сотрудничество.

FATF с самого начала своего существования исходила из признания того, что государства имеют различные законодательные и финансовые системы и потому не в состоянии использовать одинаковые способы борьбы с отмыванием денег. Поэтому рекомендации предложены лишь в качестве принципов работы в этой сфере, которые каждое государство должно внедрять в соответствии со своими конкретными обстоятельствами и конституционной системой. Таким образом, государства получают свободу действия, а не подробные предписания. Эти меры не являются чрезмерно обременительными при условии реального стремления к достижению желаемого результата.

Рекомендации не ограничивают свободу осуществления законных операций и не угрожают экономическому развитию, так как они определяют принципы действий и предоставляют странам определенную гибкость в реализации этих принципов в соответствии с их специфическими условиями и законодательной базой.

В рекомендациях рассматриваются вопросы об установлении уголовной ответственности за отмывание денег, принятии предварительных и конфискационных мер; укреплении роли финансовой системы в противодействии отмыванию денег и о международном сотрудничестве.

По мнению авторов «Сорока рекомендаций», трудности в противодействии легализации незаконных доходов обусловлены, прежде всего, неукоснительным соблюдением финансовыми учреждениями банковской тайны. Исходя из этого, основной пафос рекомендаций проявляется в заявлении о том, что, во-первых, законодательство о банковской тайне не должно препятствовать сотрудничеству банковских и других кредитных учреждений с правоохранительными органами, во-вторых, при совершении сделок банкам и иным кредитным учреждениям необходимо руководствоваться принципом «знай своего клиента», в-третьих, банкам и иным кредитным учреждениям необходимо создавать внутренние службы контроля, задачей которых являлась бы организация работы по противодействию проникновения «грязных денег» 8.

В Рекомендациях подчеркивается роль национальных правовых систем в борьбе с отмыванием денег. Каждая страна должна принимать для этого все необходимые меры, включая законодательные (рекомендации З). Особое значение придается криминализации отмывания денег, полученных в результате тяжких преступлений (рекомендация 4).

Вместе с тем в Рекомендациях подчеркивается значение международного сотрудничества в решении этой проблемы. Международное сотрудничество должно быть подкреплено сетью двусторонних или многосторонних соглашений и мероприятий, основанных на общих взаимосогласованных правовых концепциях, с целью проведения практических мероприятий, охватывающих максимально широкий спектр взаимопомощи (рекомендация 34). В рекомендациях подчеркивается, что следует поощрять стремление государств к ратификации и реализации соответствующих конвенций по борьбе с отмыванием денег, таких как Конвенция Совета Европы 1990 года об отмывании, изъятии, наложении ареста и конфискации доходов от преступной деятельности (рекомендация 35).

Каждая страна должна принять меры по повышению уровня обмена между компетентными органами, который осуществляется спонтанно или по запросу, международной информацией относительно подозрительных операций, а также физических и юридических лиц, участвующих в этих операциях. Необходимо обеспечить строгое соответствие установления такого обмена информацией нормам внутреннего и международного права относительно охраны тайны частной жизни и личных данных (рекомендация 32).

Особое внимание уделяется необходимости установить порядок оказания взаимопомощи по уголовным делам по принятию обязательных для исполнения мер. В число таких мер должно включаться, среди прочих: проведение регистрации информационных данных финансовыми учреждениями и другими лицами, поиск лиц и помещений, наложение ареста и изъятие вещественных доказательств для их дальнейшего использования в расследованиях и уголовном преследовании по преступному отмыванию денег и связанные с ними акции, проводимые под действием иностранной юрисдикции (рекомендация 37).

В Рекомендациях обращается внимание на то, что следует поощрять проведение совместных расследований соответствующих органов различных стран. В этом отношении одной из действующих и эффективных тактик расследования является контролируемая поставка, связанная с активами, известными или подозреваемыми как доходы от преступной деятельности. Следует поощрять страны к использованию, по мере возможности, этой тактики (рекомендация 36). Рекомендуется установить полномочия по принятию мер оперативного характера, принимаемых в ответ на запрос иностранного государства и направленных на идентификацию, блокирование, наложение ареста и конфискацию доходов или иного имущества соразмерной им ценности, полученных в результате отмывания денег или преступлений, являющихся причиной отмывания денег, а также разработать мероприятия по координации порядка наложения ареста и конфискации, который может включать раздел конфискованного имущества (рекомендация 38).

Во избежание правовых коллизий юрисдикций в рекомендациях подчеркивается необходимость предусмотреть возможность разработки и применения механизма по наиболее правильному определению места уголовного преследования обвиняемых, исходя из интересов правосудия, по делам, подлежащим рассмотрению в двух и более странах. Предлагается разработать мероприятия для координации порядка наложения ареста и конфискации, который может включать возможность раздела конфискованного имущества (рекомендация 39). Страны должны располагать надлежащим порядком выдачи лиц (в случаях, когда это возможно), обвиняемых в отмывании денег или совершении связанных с ним преступлений. В рамках правовой системы каждого государства отмывание денег должно быть признано преступлением, по которому предусматривается возможность выдачи. В соответствии с особенностями правовой системы каждое государство вправе предусмотреть упрощенный порядок выдачи, позволяющий прямую передачу между соответствующими министерствами, выдачу лиц, основанную лишь на ордере на арест или решении суда, выдачу его граждан или подданных, и/или введение упрощенного порядка выдачи лиц, давших свое согласие на выдачу, но отказывающихся от соблюдения формального порядка выдачи (рекомендация 40).

Конфискация рассматривается в качестве важнейшего средства обеспечения эффективности международного противодействия отмывания доходов. Страны должны принять меры, позволяющие их компетентным властям конфисковать средства от преступной деятельности, без нанесения ущерба правам невиновных лиц. Такие меры должны включать: 1) определение, выслеживание и оценку собственности, которая подвержена конфискации; 2) выполнение временных мер по замораживанию и захвату, предотвращению любого контакта, передачи или распоряжения такой собственностью; 3) применение любых подходящих мер по расследованию (рекомендация 7).

Рекомендации содержат обязательство для финансовых учреждений осуществлять идентификацию всех своих клиентов, в том числе любых лиц, к которым перешла определенная собственность, и надлежащее ведение учета (рекомендации 10 и 12). Банковские учреждения не имеют право вести анонимные счета или корпоративные счета с вымышленными названиями: они должны требовать полной идентификации клиента в соответствии с законодательством и международными договоренностями (рекомендация 10). Они должны принимать необходимые меры для получения всей достоверной информации относительно тех людей, на чье имя открыт счет и от чьего имени проводятся операции в особенности домицилированных юридических лиц (рекомендация 11). В течение пяти лет банковские учреждения должны вести все необходимые отчеты о внутригосударственных и международных сделках, обеспечивая постоянный беспрепятственный доступ компетентным властям к этой информации. Такие отчеты должны быть содержать максимум информации о сделках, чтобы обеспечить очевидность в случае судебных преследований незаконной деятельности. Банковские учреждения должны хранить протоколы идентификации клиента (например, копии или данные о регистрации удостоверений личности, такие как паспорт, водительское удостоверение или подобные документы), архив счета и деловой корреспонденции в течение пяти лет после закрытия счета. Эти документы должны быть доступны внутригосударственным компетентным органам в рамках уголовных производств и преследований (рекомендация 12).

Страны должны обратить особое внимание на угрозу проникновения отмывания денег в новые технологии, которые одобряют анонимность, и принимать меры предотвращающие их использование в схемах отмывания денег (рекомендация 13).Банковским учреждениям следует обращать особое внимание на сложные и крупные сделки, или сделки, проводимые по необычным схемам, которые не имеют никакой очевидной экономической или видимой правомерной цели. Основание и цель таких сделок, должны быть тщательно исследованы, а результаты, изложены в письменной форме (рекомендация 14).Особое значение имеет требование к финансовым учреждениям немедленно сообщать компетентным национальным органам о подозрительных операциях (рекомендация 15) и вводить широкий круг мероприятий внутреннего контроля (рекомендация 19).

В разделе «Меры по разрешению проблем в государствах с недостаточно эффективными мерами по предотвращению отмывания денег» говорится о том, что банковские учреждения должны уделять особое внимание деловым отношениям и сделкам между людьми, компаниями и банковскими учреждениями тех стран, которые не применяют или недостаточно применяют Рекомендации. Всякий раз, когда эти сделки не имеют никакой очевидной экономической или видимой правомерной цели, основание и цель таких сделок, должны быть тщательно исследованы, а результаты, изложены в письменной форме. Эти документы должны быть доступны для всех компетентных органов (рекомендация 21).

Иные меры по предотвращению отмывания денег включают в себя адекватные системы контроля и надзора за деятельностью финансовых учреждений (рекомендации 26-29); необходимость подписания международных соглашений и принятие национального законодательства, которое бы дало возможность странам осуществлять оперативное и эффективное сотрудничество на всех уровнях (рекомендации 32-40). Государственные административные органы должны предусмотреть регистрацию международного потока денежных средств в любом валютном выражении, по крайней мере, в общем объеме, с тем чтобы после объединения этих данных с информацией центрального банка иметь возможность оценки объема поступлений и перечислений денежных средств из различных зарубежных источников (рекомендация 30).

На международные компетентные органы, возможно, Интерпол или Всемирную Таможенную Организацию (WCO), по мнению авторов Рекомендаций, должны быть возложены обязанности по сбору и распространению среди компетентных органов информации о последних разработках в сфере отмывания денег. Центральные банки и банки, наделенные регулятивными функциями, могут осуществить между собой такие же мероприятия. В таком случае различные государственные ведомства по согласованию с торговыми ассоциациями получают возможность распространить эту информацию среди финансовых учреждений каждого отдельного государства (рекомендация 31).

Среди полицейских формирований, выполняющих эту задачу, в первую очередь, следует назвать Международную организацию уголовной полиции — Интерпол. Цель Интерпола — обеспечение и развитие полицейского сотрудничества между странами для предупреждения международной преступности, передачи правонарушителей в руки правосудия и защиты людей и собственности. В 1994 году, на 63-й сессии Генеральной Ассамблеи МОУП-Интерпол, состоявшаяся в Риме, была принята резолюция «Международное сотрудничество в отслеживании, замораживании и конфискации преступных доходов». В ней Интерпол призывает страны-члены рассмотреть вопрос принятия или ужесточения национального законодательства, разрешающего отслеживать, замораживать и конфисковывать преступные доходы; готовить и заключать двухсторонние и многосторонние соглашения о сотрудничестве в этой области. Предлагается использовать системы телекоммуникации Интерпола для быстрой передачи обращений о помощи и обмена информацией по борьбе с транснациональными преступными организациями. В настоящее время в структуре Интерпола создана международная информационная сеть по борьбе с отмыванием доходов (IMOLIN) 9.

С созданием Европола он стал играть существенную роль в борьбе с отмыванием доходов от преступлений 10. Операции по легализации доходов носят быстротечный характер, и, как правило, процедуры запросов и передачи информации значительно уступают им в скорости. Система обмена информацией в рамках Европола в значительной мере решает эту проблему.

После создания FATF некоторые региональные организации разработали для своих стран соответствующие стандарты в сфере борьбы с отмыванием денег. Директива ЕС от 10 июня 1991 года » О предупреждении использования финансовых систем с целью отмывания денег» (91308EEC) создала основания для мер государств-членов ЕС относительно предупреждения вливания преступных денег в финансовую систему, что является важным элементом кампании по борьбе с торговлей наркотиками и организованной преступностью в целом. Она является основополагающим документом, придавшим Сорока рекомендациям юридическую силу в рамках ЕС. Директива четко обозначила глобальный характер проблемы и сделала акцент на двух международных конвенциях, которые касаются отмывания денег: Конвенцию Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, (Вена,1988), из которой и взят термин «отмывание денег», и Конвенцию Совета Европы «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности»( Страсбург, 1990).

В Директиве четко определено, что преступной является легализация не только доходов и имущества, полученных в результате торговли наркотиками, как это определяет Венская конвенция 1988г., но и «имущественных ценностей всех видов (материальных и нематериальных, движимых и недвижимых), правовых титулов и документов, которые удостоверяют право собственности и иные имущественные права», если эти «экономические выгоды» получены в результате совершения любых деяний, признанных преступными на территориях государств-членов Совета Европы. Иными словами, то, что в одном государстве отмываемые доходы были получены в результате совершения уголовного правонарушения на территории другого государства, не влияет на юридическую квалификацию отмывания денег в качестве преступления по национальному законодательству первого государства.

Статья 1 Директивы устанавливает, что ее положения должны относиться ко всем кредитным и финансовым учреждениям, в том числе к страховым компаниям, и филиалам указанных учреждений, расположенных за пределами Европейского Союза, а также к тем предприятиям, организациям и профессиональным группам (казино, игорные заведения, пункты обмена валюты, нотариусы, адвокаты, налоговые консультанты и др.), которые могут быть использованы для отмывания капиталов.

Статья 6 Директивы устанавливает, что государства-члены обязаны создать орган или систему органов для получения информации о подозрительных операциях. Эти органы часто называют подразделениями финансовой разведки (FIU).

Наряду с рекомендациями, являющимися основой для разработки государствами законодательства, направленного на борьбу с отмыванием денег, FATF выпускает рекомендации по конкретным проблемам.

Рекомендации FATF по конкретным вопросам являются одним из первых шагов на пути решения проблемы оффшорных зон. Целью этих рекомендаций является обеспечение того, чтобы такие центры не были использованы межнациональными криминальными организациями с целью отмывания полученных криминальным путем денежных средств в международной финансовой системе. Также важно, чтобы они не использовались криминальными организациями с целью уклонения от расследования в своих юрисдикциях.

Оффшорные зоны играют большую роль во второй фазе отмывания денег. Именно в оффшорных зонах «грязные» деньги отделяются от источника происхождения. Сложность борьбы с отмыванием денег в оффшорных зонах обусловлена тем, что:

— оффшорные зоны располагаются на территории суверенных государств, которые в соответствии с нормами международного права обладают на своей территории всеми присущими государству суверенными правами, к тому же финансовый сектор (нередко наряду с туризмом) является основой формирования доходной части бюджета оффшорных зон, в нем занята основная часть населения;

— через оффшорные зоны (наряду с финансовыми операциями преступных организаций) проходит довольно значительная часть операций транснациональных корпораций и других компаний, действующих в сфере легального бизнеса в целях снижения уровня налогообложения;

— эти компании обычно имеют большой вес при принятии политических и экономических решений в своих странах.

Всё это осложняет борьбу с отмыванием доходов в оффшорных зонах, а попытки поставить под контроль деятельность в оффшорных зонах сталкиваются с множеством политических и международно-правовых проблем. При отсутствии соответствующего международно-правового механизма, возможности оказания давления на оффшорные зоны со стороны любого государства ограничены. Рекомендации FATF, несмотря на то, что они не имеют обязательной силы, оказывают большое политическое воздействие на государства. Отказ государств и находящихся в их юрисдикции экономических субъектов от деловых контактов с компаниями, зарегистрированными в оффшорных зонах, создающих льготный режим для отмывания денег, делает экономически невыгодным создание такого режима. Таким образом, можно говорить о том, что рекомендации FATF оказывают косвенное, опосредованное воздействие и на оффшорные зоны 11.

Совместно с Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), FATF опубликовали свои «чёрные списки» оффшорных финансовых центров, которые попадают под понятие «налогового рая». Давление этих организаций уже почувствовали ряд стран. Несколько оффшорных центров выразили готовность сотрудничать с международным сообществом в борьбе с отмыванием денег и выразили свою готовность изменить своё банковское законодательство. Среди европейских стран это Швейцария, Лихтенштейн и Люксембург 12.

Группа международных банков разработала руководящие принципы, направленные на противодействие отмыванию денег, известные как «Вольфсбергские принципы противодействия отмыванию денег» (Wolfsberg Anti-Money Laundering Principles). Принятые в Вольфсберге принципы разработаны группой международных банков, Организацией экономического сотрудничества и развития, одним из международных исследовательских центров и организацией Transparency International, занимающейся вопросами глобальной борьбы с коррупцией. Главная их цель — усложнить принятие банками вкладов от группировок организованной преступности и коррумпированных политиков. По этим правилам банки обязуются устанавливать цель и причины открытия банковского счета, источники, из которых на счет будут переводиться средства, и данные о размерах состояния клиента. Европейские банки, которые приняли участие в разработке принципов, в том числе Credit Suisse Group, UBS AG (Швейцария), Deutsche Bank AG (Германия) и Banco Santander Central (Испания), согласились выполнять их положения.

Теперь оффшорным отделениям банков станет сложнее принимать деньги, полученные преступным путем. Эти правила могут улучшить репутацию отдельных банков, но некоторые наблюдатели полагают, что они лишь слегка прикроют те каналы, по которым «грязные деньги» поступают на оффшорные счета. Банки должны принимать меры по установлению личности клиентов и источника поступления их средств. Аналогичные правила, принятые в США и известные как «Знай своего клиента» (Know Your Customer, KYC), часто не применяются по соображениям конфиденциальности. Многое теперь будет зависеть от того, насколько далеко пойдут правительства в разоблачении банков, не соблюдающих эти принципы 13.

Как видим, мировое сообщество серьезно относится к чистоте в сфере экономических, финансовых, банковских и других деловых отношений. Под его давлением государства изменяют свое национальное законодательство. Так, В Швейцарии был упразднен закон 1934 года, по которому раскрытые информации о депозитах клиента наказывалось шестью месяцами тюремного заключения или большим штрафом. В середине 90-х годов под давлением международного сообщества страна была вынуждена пойти на ограничение права коммерческих банков утаивать информацию о клиентах и их банковские счета: парламент обязал банкиров сообщать в компетентные органы обо всех подозрительных операциях, причём такие сообщения уже не считаются нарушением банковской тайны. Также стало необходимым отвечать на запросы об источнике получения вкладов при условии предоставления убедительной информации в отношении сомнительного происхождения средств. В результате этих мер, расходы на отмывание денег существенно повысились. В США они увеличились с 6% от объёмов отмываемого капитала в начале 80-х годов, до 25-28% в наши дни. В условиях, когда требования к банковским правилам становятся более жёсткими и происходит повышение накладных расходов в развитых странах, преступники ищут новые возможности для отмывания «грязных» денег в развивающихся и постсоветских странах 14. В этой связи вполне закономерна настойчивость, проявленная FATF по отношению к Украине.

Главным международного сотрудничества в противодействии отмывания грязных денег должно быть создание таких эффективных механизмов, чтобы никто не мог поставить себя выше закона, чтобы каждый был защищен обязательствами международного права Таким механизмом может стать принятие и ратификация как можно наибольшим числом государств международных нормативных актов, направленных на борьбу с транснациональной преступностью и отмыванием денег. В первую очередь, это Венская конвенция ООН 1988 года, Конвенция Совета Европы 1990 года и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности, принятая в Палермо 15 ноября 2000 года. Точное соблюдение таких международных нормативных документов всеми государствами даст ощутимый эффект в борьбе с отмыванием денег 15.

[1]О ситуации в Украине см., например: Савченко А. «Відмивання» грошей; кримінально-правовий і порівняльний аспекти // Право України. — 1997. — № 5; Д у д о р о в О. Чи спливуть «брудні гроші» на поверхню. Легалізація злочинних прибутків; проблеми кримінально-правової протидії // Віче. — 1998. — № 1; Бондарєва М.»Відмивання» грошей: міжнародні кримінально-правові аспекти проблеми// Право України.- 1999.- № 1; Конева I. Боротьба з «вщмиванням» грошей- справа престижу держави. //Закон i б!знес 1999-№52. -С. 12

[2]Анисимов Л.Н. Международно-правовые средства противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем// Московский журнал международного права .- № 1(41).- 2001. -С. 88 — 119

[3]»Грязные» деньги и закон. Правовые основы с легализации преступных доходов. /Под общей редакцией Абрамова Е.А. — М.: Инфра-М. — 1994. — С. 118 См. также: Алиев В.М. Легализация (отмывание) доходов, полученных незаконным путем. Уголовно-правовое и криминологическое исследование. М., 2001; Верлан Д.А. Відмивання «брудних» грошей: Монограф1я. /Під заг.ред. Ю.Г. Козака. — Одеса. — Астропринт. — 2000; Н. Дрьоміна, В. Дрьомін, Деякі міжнародно-правові механізми боротьби з відмиванням доходів, здобутих злочинним шляхом//Актуальні проблеми держави та права: Зб. Наук. праць. — Вип. 12.- Голов. ред. С.В. Ківалов. — Одеса: Юридична література, 2001. — С. 290-294

[4]Михайлов В.И. Противодействие легализации доходов от преступной деятельности: Правовое регулирование, уголовная ответственность, оперативно-розыскные мероприятия и международное сотрудничество. — СПб.: Изд. «Юридический центр Пресс»,2002. — С. 26-27

[5]Иванов Э.А. Отмывание денег и правовое регулирование борьбы с ним. — М.: Российский Юридический Издательский дом. — 1999. — С. 34

[6]Отчёт и рекомендации международной конференции «Предупреждение и борьба с отмыванием денег и использованием доходов от преступной деятельности: глобальный подход». Курмайор, Италия, 18-20 июня 1994 года, пп. 23-24

[7]Кернер Х.-Х., Дах Э. Отмывание денег: Путеводитель по действующему законодательству и юридической практике/Пер. с нем. Т.Родионовой, Дж. Войновой. -М.: Междунар.оотношнения, 1996.- 240 с. С.35

[8]Анисимов Л.Н. Указ. работа.. — С. 88 — 119

[9]Иванов Э.А. Указ. работа.. — С. — С. 51

[10]См. подробнее: Мацко А. Діючі міжнародш структури в боротьбі з корупціею.//Економіка, фінанси, право 2000. — №6 — С. 27

[11]Иванов.Указ. работа.. — С. 56

[12]Вересюк Ю. «Развитые страны усиливают борьбу с отмыванием денег и уклонением от налогов». //Банковская практика за рубежом 2000. — №7. — С. 74

[13]Profi-Press Publishing Group 2001-2003.http://www.bizcom.ru/channel/kpmg/2000-12/07.html

[14]Гаврилюк Ю.В. «Методи криміналізації та відпливу катталів» //Фінанси України. 2000. — №10.-С. 22

[15]Иванов Э.А.Указ. работа..- С. 34-56

Приложение:

Некоторые интернет-сайты по вопросам международного сотрудничества в отмывании доходов, полученных преступным путем:

International Money Laundering Information Network http://www.imolin.org/

United Nations Global Programme against Money Laundering http://www.imolin.org/gpml.htm

UNITED NATIONS CRIME AND JUSTICE INFORMATION NETWORK. Centre for International Crime Prevention Office for Drug Control and Crime Prevention http://www.uncjin.org/

FATF www.oecd.org/fatf

APG www.imolin.org/apg.htm

Bank for International Settlements www.bis.org

Caribbean Development Bank www.caribank.org

Caribbean Financial Action Task Force www.cfatf.org/

ComSec www.thecommonwealth.org

Council of Europe www.coe.int

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.